Агрострахование. Регион в режиме «ЧС»

Засуха 2020 года показала, что о природных катаклизмах нельзя забывать и что необходимо использовать такой резерв как агрострахование

В этом году аграрии несут потери не только из-за пандемии коронавируса. По ним больно ударила и экстремальная засуха. В 16 районах Новосибирской области была объявлена чрезвычайная ситуация. На значительной части территорий урожайность сельскохозяйственных культур снизилась, а на площади 195 тысяч гектаров посевы погибли. Кто компенсирует сельхозпроизводителям понесенный ущерб?
Потери оценены
Этот вопрос актуален сегодня для многих хозяйств нашего региона. «Только прямой ущерб — понесенные хозяйствами затраты на семена, удобрения, проведение весеннего сева на пострадавших сельхозугодиях — оценивается в полмиллиарда рублей. В целом же, с учетом недобора урожая, экономические потери могут превысить пять миллиардов рублей», — отметил министр сельского хозяйства Новосибирской области Евгений Лещенко.
Директор департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза РФ Роман Некрасов, побывавший с инспекционной поездкой в некоторых районах Омской, Новосибирской областей и Алтайского края, подтвердил факт серьезного повреждения и гибели части сельхозкультур. И на видеоселекторном совещании, проходившем у полномочного представителя Президента РФ в Сибирском федеральном округе, сообщил, что сельхозпредприятиям Алтайского края, пострадавшим от засухи, будет оказана государственная поддержка в размере около 300 миллионов рублей.
Кто «заслужил» господдержку?
Рассчитывали на господдержку и новосибирские аграрии. Однако далеко не все смогут ее получить. Согласно требованиям законодательства, пострадавшие хозяйства в течение месяца от даты объявления режима ЧС могли подать в Минсельхоз России свои заявки на получение мер поддержки.
А вот здесь-то и возникает пресловутое «но»… Но рассчитывать на полное возмещение понесенного ущерба могут только те предприятия, которые осуществили страхование посевов. «К сожалению, в нашей области пока еще незначительный процент посевов застрахован, — подчеркнул министр сельского хозяйства. — Возможно, сказывается негативный опыт ранее заключенных договоров страхования. Кроме того, у страховщиков достаточно высокие требования к системе земледелия на предприятии, к наличию специалистов, наличию технологических карт и т. д. Чтобы подтвердить нанесенный природой ущерб, хозяйству необходимо доказать, что самими аграриями все агротехнологические приемы были выполнены качественно и в оптимальные сроки. Пока еще не все готовы заключить договоры страхования на таких условиях».
Проблема, ставшая вновь актуальной
Тем не менее, по оценке министра, агрострахование в Новосибирской области набирает обороты. Если в 2018 году у нас было «ноль» застрахованных площадей посевов, то в 2019 — 15 тысяч гектаров, в 2020 году — уже 20 тысяч гектаров. Правда, от почти полутора миллионов гектаров зерновых и зернобобовых культур это более чем «скромная» цифра — доли процента!
Под защитой правительства
Конечно же, власти региона помогают хозяйствам преодолеть последствия засухи, которые негативно отразились не только на растениеводстве, но и на животноводстве — на решении такой актуальной задачи как обеспечение животных кормами и сохранение поголовья в зимне-стойловый период. Поэтому меры поддержки правительства Новосибирской области направлены на субсидирование затрат на доставку кормов. На особом контроле в регионе, по словам министра сельского хозяйства Евгения Лещенко, первоначально было 54 наиболее пострадавших предприятия, а также девять муниципальных образований, где был отмечен недостаток кормов для частного сектора. Уже в сентябре правительство области направит животноводческим хозяйствам, сильнее всего пострадавшим от засухи, субсидии свыше 200 миллионов рублей.
Что в «сухом остатке»?
Чрезвычайная ситуация этого года еще раз убедительно подтвердила необходимость и целесообразность страхования посевов в зоне рискованного сибирского земледелия. И второе. Она показала, что необходимо срочно вносить готовящиеся изменения в федеральное законодательство. В настоящее время их разрабатывает Минсельхоз России совместно с Национальным союзом агростраховщиков. Если предложенные меры будут реализованы, то уже в 2022 году ситуация в агростраховании может измениться. При этом ожидается, что нагрузка на аграриев по оплате полиса снизится, а порядок осуществления страховых выплат упростится. Будем ждать и надеяться.

комментарий специалиста

Анатолий Степанов, генеральный директор
ООО «Соколово», кандидат экономических наук:

— Проблема агрострахования стоит на повестке дня не первый год. Несколько лет назад по этой теме по заданию полномочного представителя Президента РФ в СФО была создана рабочая группа, в которую вошли и страхователи, и страховщики. Она должна была выработать свои предложения для нового закона по агрострахованию. Мы эти предложения сформулировали и отправили в Госдуму. К сожалению, в проект нового закона ничего из предложенного нами не вошло. И сегодня мы имеем неработающее законодательство и неработающую систему агрострахования. Главный механизм, который там заложен, оставлен от предыдущего закона.
Страхователи никак не заинтересованы в том, чтобы страховать свои посевы, свой будущий урожай. В этом году сельхозпроизводители 16 районов Новосибирской области из-за экстремальной засухи вновь попали в режим ЧС, что они уже проходили в 2012 году. Тогда тоже в ряде районов региона был объявлен режим ЧС, проводилась работа по фиксации потерь, делались фотографии уничтоженных засухой полей, производились расчеты убытков. Все это не сработало. Разбилось о несовершенство закона об агростраховании, в котором заложен нефункционирующий механизм. Там сложнейшая схема доказательства события страхового случая. Страхователь никогда не докажет, что он у него произошел. И значит, страхователь не имеет права претендовать на возмещение потерь. Это является главным тормозом к тому, чтобы сельхозпроизводители страховали свои поля. Да и стоимость страхового полиса для крестьянина сегодня практически неподъемна.
У аграриев отсутствует заинтересованность в агростраховании. Ведь даже если я застрахую свои поля, то государство в случае ЧС возместит мне 50 процентов страховой премии. Если она у меня десять миллионов, то пять миллионов мне вернут. А ущерб у меня составил 70 миллионов! И кто будет страховаться?! Это может заинтересовать только страховщика. С ним будет рассчитываться не только страхователь, но и государство. Поэтому это односторонняя заинтересованность. И пока не изменится законодательство, проблема не сдвинется с места.
Сегодня надо кардинально изменить закон об агростраховании. В него должен быть заложен механизм многолетних показателей урожайности. Причем — адресный. Это конкретное поле, конкретная культура. И конкретный агрокомиссар, который на протяжении ряда лет ведет наблюдения и может подписать акт, что это поле уничтожено. И далее я с этим документом обращусь в страховую компанию, и она тут же выплатит мне страховое возмещение. И все. Так должно быть в идеале. Тогда все побегут страховаться.
Но есть еще один нюанс. Никакая страховая компания, будь она даже очень мощная, никогда эти природные катаклизмы не «потянет». Это должны быть государственные обязательства, что тоже должно быть прописано в законе. Если вводится режим ЧС регионального масштаба, как это произошло ныне в Новосибирской области, то такие убытки никакая страховая фирма не покроет.
А вообще, агрострахование — это колоссальный резерв, колоссальная поддержка. От того, что сегодня этот закон не работает, проигрывают не только крестьяне, не получающие расчетный урожай, потери несет и бюджет региона. Это неизбежное понижение его экономического потенциала, потому что нет налоговых отчислений. И для государства это тоже финансовые потери.