Профессор спорта. Памяти Владимира Алексеевича Тарасенко

Владимир Тарасенко-старший с Александром Овечкиным и внуком Валентином на Олимпиаде в Сочи-2014

А что года — они летят, как птицы.
Вся наша жизнь — игра.
Не успеешь приземлиться,
Свисток — окончен перерыв.
Пора, мой друг, пора.
Владимир Тарасенко-старший

В Новосибирске проводили в последний путь Владимира Алексеевича Тарасенко — главу известной спортивной династии. Рассудительный, интеллигентный, творческий и с аналитическим складом ума — таким мы запомним мэтра. «Кто, если не я?» — эти слова, которые он так любил повторять, стали его семейным девизом. Не перекладывать ответственность на других, а брать инициативу в свои руки и делать самому — вот его жизненный принцип. Тому же он учил и следующие поколения, в том числе — знаменитого внука-хоккеиста. Если бы в России и мире существовало звание «профессор спорта», его следовало бы присвоить этому неординарному человеку. В любимой сфере он пробовал себя, кажется, во всех качествах: игрок, тренер, руководитель — и оставил после себя значимое наследие.

Через дворы — к звездам

В конце года Владимир Тарасенко-старший должен был отметить 75-летие. Однако судьба распорядилась иначе… Тем не менее он прожил насыщенную и достойную во всех пониманиях жизнь. Ветеран спорта взрастил немало футбольных и хоккейных талантов, но главный из них — это тезка-родственник. Владимир Тарасенко-младший — обладатель Кубка Стэнли-2019 в составе «Сент-Луис Блюз». Дед вложил в одаренного потомка душу и сделал того победителем.
«Когда я был мальчишкой, нас называли «тюремские», — заинтриговал меня в одном из интервью Владимир Алексеевич. — Все дело в том, что неподалеку от нашего дома когда-то находилась тюрьма. Играли в футбол район на район. Были еще «почтовские», «сахалинские», «кольцовские»… Футбольный мяч тогда еще был редкостью, так что гоняли волейбольный, который делали из покрышек. Практически до 15—16 лет я был дворовым. На уроках труда мы сами смастерили хоккейную коробку и сами же заливали лед. Коньков у нас поначалу не было — их заменяли валенки».
Наш герой застал тот романтичный для большого спорта период, когда летом универсальные атлеты играли в футбол, а зимой — в хоккей. Подобное совмещение в ту пору было в порядке вещей.

Юлия, Валентин, Владимир, Андрей, Владимир Алексеевич и Валентина Дмитриевна Тарасенко (слева направо) с кубком за победу в Высшей лиге
в 2002 году

«В 1987 году меня назначали начальником команды ФК «Чкаловец», — пересказывал страничку своей биографии внимательный наставник. — В тот сезон на стадионе «Спартак», помнится, были аншлаги. Но эта деятельность не совсем подходила мне, исходя из человеческих качеств. Есть люди, которых из одного места выгоняют, а они в другую щель лезут. Я не из таких.
В 1999 году мне предложили стать вице-президентом клуба. Это было страшное время. Как выжили, не знаю. Тренеры продолжали работать только из патриотических чувств к «Чкаловцу». Где-то я разрешал им подрабатывать, иначе было невозможно существовать. Единственное мое условие — чтобы тренировочный процесс не страдал. Один ездил в Китай, другой его подменял. Только так и выворачивались. Правда, оставался я в этой должности недолго, сам написал заявление об уходе».
Владимир Тарасенко-старший болезненно и близко к сердцу воспринимал любую несправедливость. Ему были чужды всяческие интриги и подковерные игры, которые, увы, нередко ведутся в профессиональном спорте, а в эпоху перестройки «грязи» и подавно хватало. Ко всему прочему, он тонко чувствовал современные проблемы.
«В сложные 90-е, когда то платили, то не платили, у нас пропало целое поколение тренеров, — сетовал наш собеседник. — Специалисты уходили и трудились на извозе. Тренеры, которые уважали себя, просто-напросто искали другое место, чтобы что-то заработать. Так прервалась связь того советского поколения тренеров с нынешним российским. Я общаюсь и в футбольном среде, и в хоккейной и вижу: сейчас очень мало людей с профессиональным отношением. Хотя ты должен знать все от и до, прежде чем браться за детей. К сожалению, у нас в городе толком не растят тренеров по этим двум видам спорта».

«Кто, если не я?»

А у негласного девиза Тарасенко
Есть четкость понимания:
Открытость, честность,
преданность семье
И воспитание.
Андрей Тарасенко

Владимир Алексеевич и его замечательная супруга в свое время создали образцовую семью. Он вспоминал, как увез с Дальнего Востока свою избранницу, на которую положил глаз сын адмирала. Чета рука об руку прошла через невзгоды и испытания. В нулевых у Валентины Дмитриевны обнаружили рак, который, к счастью, удалось победить.
«В 2006 году сын Андрей завершил игровую карьеру и ждал операцию на почке, — описывал тяжелый период ветеран спорта. — Надо было вставлять стент, а его не было. Определили в больницу максимум на неделю, а он лежал уже две… Это был серьезный кризис, который и на нас с бабушкой подействовал: она заболела на целых шесть лет».
Дружная семья находила успокоение в творчестве. Немало проникновенных строк вышло из-под пера Тарасенко в те непростые дни, недели, месяцы. Вероятно, поэтические тетради и по сей день хранятся в домашнем архиве «профессора спорта», как и многочисленные газетные вырезки и хоккейные записи.
В честь своих папы и мамы Андрей Тарасенко назвал сыновей Владимира (старшего) и Валентина (младшего). Воспитание первого во многом легло на плечи дедушки с бабушкой, поскольку отец-хоккеист был в частых разъездах (в том числе — со сборной России), а мать хворала. Маленький внук жил в одной квартире с родителями родителей.
Именно дед впервые отвел будущую звезду НХЛ на каток. Как опытный учитель, он довольно быстро разглядел в мальчике задатки большого и способного спортсмена, благо схватывал все Володя на лету. «Кто, если не я?» — мы всегда так Вовку учили. Кто, если не я, забью победный гол, отдам решающую передачу, отберу шайбу… Всегда надо начинать с себя», — рассуждал наш мудрый собеседник.
Старший из Тарасенко был потрясающим рассказчиком. Порой говорил вроде бы простые и очевидные вещи, но умел донести их как никто другой. Обладал литературным талантом. Все значимые события в жизни старался излагать в стихах и привил эту страсть сыну Андрею, который является ассистентом главного тренера «Сибири». Представители хоккейной династии посвящали друг другу рифмы (иногда — забавные, иногда — трогательные, но неизменно полные чувств): от поколения к поколению.
«Как мы могли Вовку воспитывать, если моя супруга Валентина Дмитриевна с отличием окончила петербургский университет по специальности «океанолог»? Была ведущим инженером в новосибирском гидрометцентре. Я не понаслышке знаю, что такое рабочая среда и заводская проходная. За плечами — 3,5 года армии на Дальнем Востоке. Вторую половину службы провел в спортклубе: играл в футбол, хоккей, был капитаном команды», — рассказывал нам Владимир Алексеевич.
В квартире у главы семьи обустроен хоккейный уголок, где хранятся награды сына и внука. За исключением службы в армии он никогда надолго не покидал родной Новосибирск и любимую «Дзержинку» — район, к которому за годы жизни он прикипел всей душой. Патриот во всех смыслах. За границей впервые побывал уже на восьмом десятке, когда слетал к внуку за океан. По истечении месяца вне дома, по собственному признанию, начинал невыносимо скучать и тосковать. Его всегда тянуло сюда, на малую родину, где он и обрел покой.
Из своих поездок активный пенсионер привозил множество сувениров и презентов: шайбы, миниатюрные клюшки и многое другое. Так в моей коллекции оказалась атрибутика Кубка мира 2016 года, за что я безмерно благодарен нашему герою. Душевный, чуткий, искренний и учтивый — это про него.

От лото до Кубка Стэнли

Дед в спортшколе был директор,
Мастер спорта был отец,
Выбран был для сына вектор,
Вектор спорта — пять колец.
Владимир Тарасенко-старший

Начинали тезки с малого. «Как обычно воспитывается лидер? — переспрашивал в интервью нашему изданию патриарх. — Приемов много. Например, сначала ты даешь ребенку победить. Мы играли в настольные игры: домино, лото. Поддашься немножко или якобы невзначай подскажешь, чтобы он выиграл. Когда Вовка подрос, добавили бадминтон, потом — теннис. Нагоняли с ним до пятисот раз, не роняя воланчик. Каждый раз ставили рекорд. Не заканчивали, пока хотя бы на один раз не сделаем больше, чем прежде».
Владимир Тарасенко-старший — педагог от бога. Он прекрасно понимал, что мелочей в таком системном деле, как подготовка чемпиона, не бывает. Помимо чисто спортивных премудростей глава семьи учил потомка быть чутким по отношению к другим людям и ни в коем случае не зазнаваться. Как говорил дедушка, в их краях высокомерие абсолютно не приветствовалось. Более того, тех, кто задирал нос, могли больно проучить сверстники.
На первом турнире команда тогда еще начинающего нападающего «Сибирь-91» заняла последнее место в не самой сильной восточной группе соревнований. Кто бы мог подумать, что годы спустя Влади выиграет первый в истории новосибирского спорта Кубок Стэнли? До чего же это похоже на чемпионский сезон «Сент-Луис Блюз»! «Музыканты» по ходу регулярного чемпионата замыкали таблицу, но сумели совершить переворот и в конечном счете поднять над головой заветную чашу.
Год назад Владимир Алексеевич прикоснулся к легендарному трофею, который ненадолго привезли в Новосибирск. В завоевании сибиряком заокеанского титула есть, несомненно, и его вклад. Вместе родственники разделили радость от невиданного для города спортивного прорыва.
Как Владимир Тарасенко-младший в 2012 году прощался с новосибирской дружиной — это отдельная история. «Когда «Сибирь» и СКА договорились о переходе Вовы, Роман Ротенберг немедленно прилетел за ним на частном самолете. Но внук, будучи капитаном, сказал: «Нет, давайте так: я посмотрю матч с «Витязем». Играть за «Сибирь» было уже нельзя, но он поболел за команду с трибуны и только потом улетел», — погружался в подробности пенсионер.
Мы хотели написать книгу, но, увы, не успели. Ждали, когда болезнь отступит и станет лучше, благо перед глазами был вдохновляющий пример жены — Валентины Дмитриевны. К огромному сожалению, этого не случилось, хотя боролся он до последних дней.
Лучшей памятью о Владимире Алексеевиче Тарасенко стало бы проведение ежегодных мемориальных турниров. А может, стоит назвать его именем строящуюся на берегу Оби ледовую арену или спортшколу? Покойный мэтр, как никто, заслуживает этого. Кто, если не он?