Москва, как много в слове этом…

Нынешней весной в России Москву официально приравняли к загранице. И до этого многие экономисты и политологи утверждали, что Москва — давно уже не Россия. И зарплаты, и цены, и городской бюджет здесь ничего общего с российскими показателями не имеют. Помнится хлесткая фраза одного из новосибирских экспертов: «Каждая новая станция метро в Москве — это шаг к распаду России». Но все-таки это были экспертные заключения, а вот чтобы так, официально…
Но — случилось. Практически одновременно губернаторы почти всех российских регионов (в том числе, Новосибирской, Кемеровской, Томской областей, Алтайского края) в официальных указах о введении ограничительных мер в связи с коронавирусом приказали: все, прибывшие из-за границы, а также из Москвы, Подмосковья и Санкт-Петербурга, в обязательном порядке помещаются на две недели в карантинные обсерваторы.
Весной Москва (в гораздо меньшей степени — Санкт-Петербург, Подмосковье) представляла такую же эпидемиологическую опасность, как Италия, Испания или Англия. Если в российских регионах количество заболевших исчислялось десятками или сотнями, то в Москве каждодневный счет шел уже на тысячи.
Собственно, такая же «картина маслом» была до пандемии и по всем другим показателям. Зарплата — вдвое-втрое выше среднероссийской. Цены, правда, тоже вдвое-втрое выше. Если прочие российские регионы (за малым исключением) еле выживали и ни о каких «бюджетах развития» не могло быть и речи, то Москва буквально не знает, на что еще можно потратить свою казну. Красноречивая цифра, которую я уже как-то приводил: только на благоустройство Москва потратила в 2019 году 270 миллиардов рублей. Столько же, сколько вся остальная Россия, вместе взятая.
Разумеется, в регионах понимают всю ненормальность сложившейся ситуации. Дело в том, что Москва пухнет от богатств совсем не потому, что так хорошо работает. Бешеные миллиарды, поступающие в ее бюджет, заработаны как раз в регионах. Заработаны в регионах нефтяниками, шахтерами, рабочими, сотрудниками банков или сотовых компаний. Но головные офисы таких компаний зарегистрированы в Москве, и прибыли поступают в столицу. «Роснефть», «Лукойл», «Ростех» (у последней — буквально тысячи промышленных предприятий), МТС, «Сбер» (так называемая «очищенная прибыль» только этого гиганта превысила в прошлом году один триллион рублей), «Билайн», «Пятерочка», — список воистину бесконечен. Как бесконечен финансовый поток, вливающейся в столичную казну.
…Что все это значит для «остальной» России? Дефицитные бюджеты. Нехватку денег на самое необходимое. Сокращение населения. Вот почему каждая новая станция метро в Москве ухудшает положение Поволжья и Урала, Сибири и Дальнего Востока. Каждая построенная на незаслуженно полученные деньги станция метро в Москве — это непостроенные дороги и микрорайоны в Закавказье или Сибири. И в какой-то момент «пружина» может не выдержать и лопнуть…
Кто-то скажет — но ведь Москве нужно столько денег, потому что здесь огромное население. Но тут надо разобраться, где причина, а где — следствие. Еще одна угроза для России как раз в том, что Москва, как пылесос, вытягивает из регионов не только финансовые ресурсы, но и ресурсы людские. Будучи лишенными перспектив, не в состоянии дальше жить на мизерные зарплаты, люди начинают искать, где лучше. И наиболее мобильные из них оказываются в Москве. Только с 1991 по 2012 год прирост населения Москвы и Московской области, за счет внутренней миграции из других регионов России, составил 4,05 миллиона человек. А это значит, что в других регионах на те же четыре миллиона человек населения стало меньше.
…Особенно сильно уменьшается население в Сибири. Порою кажется, будто кто-то умышленно «освобождает» сибирские территории от населения, оставляя гигантские, богатейшие природными ресурсами территории — пустыми…
Повторю, обо всем этом эксперты говорят уже не первый год. Часть из них даже утверждает, что «размосковление» страны — одна из ключевых задач на ближайшее будущее. И если эта задача не будет решена — перед Россией возникнут трудноразрешимые проблемы.
Пандемия показала еще одну опасность концентрации всего и вся в Москве. Именно через Москву в российские регионы хлынул коронавирус с Запада. Восточные направления и Китай, и сама Россия перекрыли сразу. Не случайно очень долгое время на российском Дальнем Востоке уровень заболеваний был минимальным. А вот для вируса с Запада Москва оказалась широко открытыми воротами. Отчего ее и пришлось приравнивать к зарубежным государствам.
Увы, в значительной мере — это справедливо. Москва не только живет какой-то своей, отдельной от остальной России жизнью, но и плохо представляет себе, что же делается за МКАДом. Вот пример. На минувшей неделе министр здравоохранения РФ М. Мурашко, после того как в СМИ появилась информация о пациентах с ковид-19, лежащих в коридорах томской медсанчасти № 2, поручил Росздравнадзору провести по этому поводу проверку. Уважаемый министр, так ведь сейчас практически во всех больницах Сибири пациенты с коронавирусом размещаются в коридорах. А порой — даже на лестничных клетках! Появляются даже «сидячие места»! То есть пациентов вообще некуда положить, и они располагаются не на кроватях, а на стульях. Но в Москве об этом, конечно, не слышали…
А вот столичные бригады, отправленные в Сибирь для инспекций и помощи, с удивлением обнаружили, что им самим есть чему у сибиряков поучиться. Они, например, отметили, что огромным преимуществом Кузбасской клинической больницы является наличие в ковидных госпиталях узких специалистов практически всех профилей, и это позволяет мгновенно подключать в случае обострения хронических заболеваний при ковиде кардиологов, нефрологов, хирургов. Теперь сами столичные врачи считают, что их командировка — это не передача опыта, а взаимный обмен опытом и сотрудничество.
…Вот, пожалуй, пример достойных взаимоотношений столицы и регионов. Жаль только, что понимание этого происходит во время чрезвычайных ситуаций…
Главный редактор газеты
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»
Леонид КАУРДАКОВ