Пукнуть в лужу

Недавно научный журнал IFL Science опубликовал сенсационный материал, который поставил руководство Швеции в неловкое положение. В прямом смысле этого слова. Сконфузилась даже… селедка! Заголовок статьи Джеймса Фелтона на русский язык можно перевести так (сразу извинимся перед нашими читателями за использование грубоватой, сниженной лексики): «В течение 15 лет Швеция считала, что вражеские подводные лодки вторгаются на ее территорию. Оказалось, что это всего лишь селедочные пердежи»
«Вполне возможно, что в 1980-х годах крупный дипломатический инцидент между ядерными сверхдержавами мог быть спровоцирован рыбьим пердежом. На самом деле Россия и Швеция чуть не подрались из-за этого самого дела», пишет журнал.
Далее Д. Фелтон рассказывает в своей статье предысторию о том, как в 1981 году советская подводная лодка села на мель на южном побережье Швеции, всего в 10 километрах от шведской военно-морской базы. Советы утверждали, что они были вынуждены вторгнуться на шведскую территорию из-за сбоев в навигационной системе. Но Швеция рассматривала инцидент как доказательство того, что тогдашний Советский Союз проникал в шведские воды специально. Не помогло и то, что, когда шведские чиновники измерили радиоактивные материалы с помощью гамма-спектроскопии, они на 90 процентов стали уверены, что это уран-23 (используемый для оболочки ядерного оружия) внутри субмарины, что указывало на то, что она может быть вооружена ядерным оружием.
Подводная лодка была возвращена в международные воды, но шведское правительство оставалось настороже, убежденное, что русские субмарины все еще могут действовать вблизи их территории.
И именно тогда они начали улавливать неуловимые подводные сигналы и звуки. В 1982 году несколько шведских подводных лодок, катеров и вертолетов преследовали один из этих неопознанных источников в течение целого месяца, но… вернулись с пустыми руками.
Это продолжалось более десяти лет… Каждый раз, когда они ловили акустический сигнал, начинали искать его источник, но ничего не находили, кроме пузырьков на поверхности моря.
Далее автор иронично замечает: «Швеция была обеспокоена «вторжениями» и не могла понять, почему, если холодная война закончилась, Россия продолжает провоцировать их таким образом? Но это был всего лишь пук». Мы бы даже добавили: это был всего лишь пук в лужу. Или, точнее, в луже.
В 1996 году Магнус Уолберг, профессор Университета Южной Дании, принял участие в исследовании странных сигналов.
«Нас привели в эту очень секретную комнату под военно-морской базой Берген в Стокгольме», — объяснил он в своем выступлении на TEDx в 2012 году. «Мы находились в ней со всеми этими офицерами, и они воспроизводили для нас эти странные записанные звуки».
Профессор полагал, что звук будет похож на сигнал, который мы часто слышим в фильмах, когда обнаруживается подводная лодка, или даже на шум пропеллера. «Ничего подобного, — сказал Уолберг. — Похоже, кто-то жарил бекон под водой».
Он и его коллега приступили к выяснению того, что же могло бы создать пузыри в масштабах, которые заставили бы Швецию думать, что она имеет дело с атомной подводной лодкой.
«У селедки есть плавательный пузырь… и этот плавательный пузырь соединен с анальным протоком рыбы, — сказал Уолберг. — Это очень уникальная связь, которую можно обнаружить только в селедке. Таким образом, селедка может сжать свой плавательный пузырь, и таким образом выпустить небольшое количество пузырьков через анальное отверстие».
Дело в том, что сельди плавают гигантскими косяками, которые могут достигать нескольких квадратных километров и глубины до 20 метров. Когда что-то рядом с ними пугает их — скажем, голодный косяк макрели или та же шведская подводная лодка, высматривающая «русских шпионов», — они могут генерировать много газа.
Чтобы проверить свою теорию, Уолберг купил селедку и надавил на нее. И она издала звук! Ученый передал отснятый материал на флот. Это было идеальное совпадение с шумом, который они слышали под водой.
Шведские военные облегченно вздохнули. Оказывается, все это время их страна вовсе не подвергалась угрозе со стороны России. Плохой новостью стало для них то, что они потратили целых 10 лет на развертывание своих военных сил в погоне за рыбными, извините, пердежами. «С тех пор как он выяснил, что было и не было рыбьим пердежом, не было никаких сообщений о враждебных вторжениях в шведские воды», заканчивает свою статью Джеймс Фелтон.
Вот она, вся «мировая угроза» России и Советского Союза, о которой столько десятилетий трубили и продолжают трубить западные СМИ. «Русские идут!» — доводят себя до исступления перепуганные американские и европейские военные и пропагандисты. Да это не русские идут, а селедки пукают. И они вместе с ними. От страха.
Кстати, сельдь это делает не только, когда пугается. Ихтиологам и ранее удалось связать таинственные звуки, иногда раздающиеся под водой и напоминающие банальное пуканье, с пузырьками воздуха, выходящими из заднего прохода сельди. Ни одна из рыб, испускающих довольно конфузные (по человеческим меркам) шумы, не обладает способностью добиваться столь высокого звучания, на какое способен этот «чемпион».
Боб Бэтти из шотландской ассоциации океанологии был порядком удивлен, когда сделал это открытие вместе с двумя исследователями из Канады — Беном Уилсоном и Лэрри Диллом. Благодаря ему они получили «игнобелевскую премию» (шутливое подражание Нобелевской премии) за невероятные открытия в биологии.
Бен Уильсон из канадского Университета Британской Колумбии в Ванкувере и его коллеги в точности не могут сказать, почему сельди производят эти звуки, однако предварительное изучение показало, что эта странная «прихоть» может послужить объяснением давней загадки: как стаи рыб умудряются держаться вместе с приходом темноты. Ученые предположили, что сельди это делают и для общения.
«Мы слышали эти дребезжащие звуки, которые раздавались только по ночам, каждый раз, когда видели крошечные пузырьки газа, которые появлялись у хвоста рыбы.
Мы обнаружили также, что рыбы выпускают тем больше пузырьков, чем больше рядом с ними других рыб. Другими словами, они любят попукать в компании» — говорит доктор Бэтти Уилсон.
Вильсон и его коллеги выяснили, что, в отличие от человеческого пуканья, рассматриваемые звуки скорее всего не вызваны газами, скапливающимися в процессе пищеварения, поскольку во время рыбьей кормежки интенсивность их не меняется.
Также, в отличие от шведов, ученые подвергли сомнению гипотезу, согласно которой рыбы пукают от страха, подавая таким образом тревожные сигналы своим сородичам. Рыбам давали почувствовать аромат акулы, однако при этом количество «пуков» не возрастало.