Явно переБОРЩили…

Уже пару месяцев интернет сотрясают борщевые войны. Да-да, это не опечатка, именно борщевые. А все началось с Украины, тамошних националистов накрыла очередная волна борщевого обострения. Как мы знаем, некоторые украинцы (речь о неадекватных националистах) очень болезненно переживают, когда борщ в мире называют блюдом русской кухни и отказываются признавать украинскую монополию на это блюдо
Все началось с поста в «Фэйсбуке» некоего «кулинарного эксперта» Евгена Клопотэнко. Среди прочего он написал: «Время важных национальных новостей… «Борщ — это российский суп» — так русские говорят за рубежом. Не знаю, как у вас, но у меня два года назад глаза на лоб вылезли, когда я это узнал. Надо было защищать борщ, потому что речь уже шла не о еде, а о культурной идентификации нации. Я начал копаться. Сначала узнал, что за 1500 лет борщ ни разу не считался украинским. То есть первые упоминания о борще уходят из Украины, его готовит и ест каждый украинец, но на законодательном уровне борщ не является украинским. Мы просто не подумали, что это надо документально зарегистрировать».
Другой «эксперт», Сашко Лирнык, потребовал, правда, пока еще в шутку, ввести уголовную ответственность за признание борща блюдом русской кухни. А еще националисты на полном серьезе заявляют, что «кража» у них борща есть элемент гибридной войны против Украины…
Как пишет пользователь «Живого Журнала» из Новосибирска под ником 1981dn, «Отдельное удовольствие мне доставило чтение комментов к этим записям — дурь украинства явлена во всех своих красоте и уродстве, особенно удовольствие доставило постоянное поминание в связи с борщесрачем Киевской Руси; борщевым патриотам неведомо, что украинского слова «буряк» — на самом деле это польское burak — в Киевской Руси не было, а свекла — сеуклъ — таки была, поэтому «борщ з бурякiв» на Руси даже теоретически не смогли бы сварить, а русский борщ из свеклы / сеуклы очень даже могли.
Как обычно, главным препятствием для украинского желания приватизировать борщ является полное неупоминание сего блюда в украинских источниках старше 1785 года. Украинцы с удовольствием рассказали бы, что Богдан Хмельницкий любил борщ с пам-пшуками, что Иван Мазепа и Петр Сагайдачный без борща не обедали, что Выговский и Богун ценили борщ, но увы — украинские источники XVI—XVII веков предательски молчат: кулеш, соломаха, щерба упомянуты, и упомянуты много раз, а борщ козацкие и некозацкие источники упорно не упоминают».
А вот русские источники
XVI—XVII вв. борщ упоминают неоднократно: «Домострой», новгородские ямские книги конца XVI века, устав Новоспасского монастыря, устав Иосифо-Волоколамского монастыря. В контексте Украины борщ впервые упомянут только в XVIII веке — в 1785-м в «Описании харьковского наместничества» — и это при том, что к тому времени борщ знали и готовили при дворе Екатерины II, а немецкий пастор в 1758-м отметил, что русские солдаты любят готовить некое кушанье, по описанию весьма похожее на борщ.
Отсутствие старых упоминаний украинского борща не мешает украинцам тешить свой национальный комплекс неполноценности россказнями про «Украину — родину борща». На полном серьезе утверждается, что русские и все остальные народы в XIX веке заимствовали борщ именно у украинцев: «В російську мову слово «борщ» у значеннях «суп з буряка з капустою», «перша страва з буряка з капустою» було запозичене з української мови в XIX ст. … У кулінарних книгах рецепти борщу з’явилися усередині ХІХ століття, оскільки до того українських книг не існувало».
Действительно, украинских книг до середины XIX века «нэ иснувало» (не существовало), при этом русские книги были, и в них борщ отлично засвидетельствован много раньше середины XIX века; в частности, в «Русской поварне» Василия Левшина — одной из первых русских кулинарных книг (написана в 1790-х, отдельной книгой издана в 1816 году) — борщ упомянут трижды: борщ с мясом, борщ с рыбой и постный борщ с грибами. Упоминается борщ и в других старых русских кулинарных книгах, в частности, в книге «Постная повариха, или Приготовление разных постных кушаньев», изданной в Костроме в 1796-м году, а также в «Поваренных записках» Сергея Друковцова, 1779 год.
Что интересно, борщ неоднократно упоминается и в допушкинской русской поэзии — в частности, у Гавриила Романовича Державина в стихотворении «Приглашение к обеду» (1795): «Шекснинска стерлядь золотая, / Каймак и борщ уже стоят; / В крафинах вина, пунш, блистая / То льдом, то искрами, манят».
Упоминается борщ и у Василия Андреевича Жуковского: «На фарфоре и стекле / / Будут лучшие конфеты, / Будут вафли и котлеты, / / Борщ, яичница, каймак / И с капустою гусак!».
Наверняка вы не раз слышали словосочетание «украинский борщ». Оно появилось лишь в ХХ веке и нисколько не указывает на страну происхождения. Украинский борщ, как разновидность борща. Такой борщ готовится из свинины, к нему специально подают пампушки с чесноком. Есть также и московский борщ, зеленый борщ, белорусский борщ, борщ флотский. Это вообще общеславянское блюдо. Его разновидность есть даже у поляков.
Само слово — название супа — происходит от сорного растения — борщевика. Это род растений семейства зонтичные, насчитывающий 152 вида. Разные виды борщевика выращиваются как декоративные растения, часть — как силосные на корм скоту, некоторые годны в пищу и человеку. Именно их изначально использовали для супа.
Интересно, что часть видов (относящиеся к секции Pubescentia Manden) содержит фотосенсибилизирующие вещества (фуранокумарины), вызывающие фитофотодерматит, раковые опухоли и врожденные патологии у людей и животных. За выращивание опасных видов на приусадебных участках в России полагается штраф.
Ну и, естественно, борщевое обострение породило в интернете немало анекдотов и мемов. «Чей Крым, того и борщ!». «Деградация кастрюльных притязаний. 2014 г. — Крым, Донбасс; 2020 г. — борщ» и т. д.